Меню

Пиши Дыши. Лирично.

Ноябрь
Холодно как, еще и перчатки дома забыла. Вот растяпа! Вот так всегда, не могла проверить перед выходом, что-ли!? И ладно, запихну их под шарф. Буду идти такая вся загадочная и женственная, как Одри Хепберн. Эта женщина даже зимой, наверняка, в балетках разгуливала. Черт возьми, что за внеочередная пробка посреди тротуара! Ладно на машине, уже и пешком спокойно не пройдешь! Что за люди? Спешат все, куда-то суетятся, быстрей бы домой. Шарф шарфом, а пальцы мерзнут. Господи, рождественские игрушки. Кажется, мир сошел с ума: до Рождества еще целый вагон времени, а их вывесили. Время и так летит, а мы еще его гоним. Сумасшедшие. И в это время совершенно ничего не хочется покупать. Ведь даже витрины уже не прозрачные, а какие-то дымчатые. Иногда мне кажется, что у магазинов есть специальный ночной персонал, который приклеивает матовую пленку на стекла. Автобус, вот же он, быстрее. Места нет, но мы постоим, всего пара остановок и дома. Какой мужчина серьезный, грустный немного. Как хотелось бы просто подойти его, приобнять, похлопать по плечу и мягко так сказать: «Мы все одинаковые, живые. Ты держись! Знаешь, завтра уже все будет хорошо». Не смотри, не смотри, говорю! Подумает еще, что уставилась. Приехали, быстро домой. Соседка моя вот стоит, на бабушку мою похожа. Каждый раз мимо пробегаю, чтоб долго не общаться. И профиль очень похож. Наверняка думает, что невоспитанная. Ключи, где же ключи!? Фух, открыла. А теперь быстро-быстро все в холодильник. Календарик мой, славный такой, на магнитиках. Бабушка подарила точь в этом же месяце в прошлом году. Мамочки, уже ноябрь!. Мы еще тогда у нее дома сидели под пледом на диване. Она жаловалась на то, что ей когда-то было 30, а я плакала, потому что мне скоро 30.
Проснувшись в слезах, девушка оглядывала темную комнату. «Тише, тише. Это просто был дурной сон» - послышался мужской голос за ее спиной. И знакомая рука обвила ее плечи, возвращая ее спать. «А какой сейчас месяц?» - прошептала девушка. «Ноябрь, а теперь спать».
Юлия Прерия
Хорошо иметь смелость, чтобы отпускать себя мечтать. Мечты, они ведь как дети, открытые, искренние, но очень пугливые. Поэтому, наверное, многие себя и не отпускают, оставаясь в тихом спокойном коконе комфорта и надеясь, что время, рано или поздно, само изменит их жизнь. Мечтать – это важно, но кроме мечты, нужно иметь еще и веру, беспрекословную, непоколебимую, что мечта сбудется. Вот у меня такая вера есть, а силы на ее исполнение найдутся, Вселенная щедра на подарки.
Мечты они такие, им только дай волю. Вот и моя уносит меня на несколько лет вперед.
Я сижу в кресле-качалке на веранде нашего бревенчатого дома и пью ароматный чай с чабрецом и мятой. Солнце клонится к закату, и я ощущаю дурманящий запах свежепостроенного дома, запах дерева – запах уверенности и свободы. Я укутана в шерстяной плед, мне тепло и уютно. Меня окружает такая благостная тишина, что я слышу свое размеренное дыхание. И в эти минуты я имею эту смелость – мечтать. Куда она унесет меня теперь? Я доверяю и отпускаю. Мечты, они ведь такие, открытые и искренние, но очень пугливые…
Анна Курицына
8:30 утра: Лиза, как всегда в это время, сидела в крошечной кофейне на Литейном. Это был её ежедневный ритуал - зайти сюда перед работой, перекинуться парой слов с барменом, заказать большой капучино и сесть за любимый столик возле окна. Кофе всегда помогал настроиться на рабочий лад и привести в порядок мысли, но только не сегодня.
Ночью Лизе приснилось море, встречу с которым ей приходилось откладывать вот уже который год. Во сне она стояла над крутым обрывом и подставляла лицо тёплому ветру. Сон, почему-то тревожил девушку, заставлял судорожно вспоминать, как давно она очутилась в этой самой системе "работа дом". Сколько лет она работает на огромную корпорацию, где, по крайней мере так навязано людьми, работать очень престижно? Два, три года? Получив ответ на свой вопрос, Лиза ужаснулась. Пять долгих лет, сотни литров кофе и ненавистных будильников в 6 утра, десятки деловых встреч и пачек успокоительного, наличие солидной суммы денег на карточке и отсутсвие времени на то, чтобы их тратить.
На минуту она закрыла глаза и представила бесконечное, чистое небо Италии, запах скошенной травы и шум моря.
Расплатившись за кофе и добежав до ближайшей авиакассы, Лиза протянула кредитку в окошко:
- Один билет до Палермо, пожалуйста.
- ...
- Нет, спасибо, обратный не нужен.
Выйдя на шумный Невский, она впервые за несколько лет ощутила состояние абсолютного спокойствия, будущее её больше не тревожило. Билет в счастье был куплен.
Маша Любимова
Отдых, планы, идеи - всё в одночасье изменилось. "Спокойствие, только спокойствие" - подбадривала себя Женя, - "главное, что у меня есть цель и силы". Улыбаться не хотелось. Чай остался нетронутым. За окном суетился прежний мир, не подозревавший о досаде одного маленького человечка. Ворох смешаных девичьих чувств постепенно сменился пустотой, а чай так и скучал в зелёной чашечке, изредка ловя маленькие слезинки.
"Слушай, детка, ты сама загадала это! Разве не помнишь?" - звонким голоском протянула Женина душа, которая маленькой феей сейчас сидела на плече хозяйки - "вот и не грусти о том, что не сложилось, ведь к твоим мечтам оно совсем не имело отношения!" Женя выпрямила спину, царапнув сосредоточенным взглядом холодный проспект за окном. Связь с душой - это то, чем девочка бесконечно гордилась. Теперь в её мыслях сияла лёгкость, а сердце наполняло волнительное ожидание нового.
Оксана Ерофеева
Мороз. Она бежит с лекций по железнодорожной географии. Отмучилась. Теперь можно смотреть по сторонам, мечтать и вспоминать слова из песни Сережки Богомолова про зарю и ромашки.
- Оля, куда ты так торопишься?
- Так сегодня же брат из армии вернулся. Не видела год. Надо еще успеть уборку сделать, а то отец опять выпорет, а мне это ни к чему! Ты ж понимаешь? Встреча будет у Ермолаева. Придешь?
- Да ты что! Братец твой вернулся! Прибегу, конечно, грех не послушать ваше пение, да Володьку не поприветствовать!
- Ха, мое пение ничто, когда Богомолов гитару берет! Собираемся на квартире в восемь! До встречи!

Она помахала рукой, поправила белые кудряшки, что выбились из-под шапки и покрылись инеем. Ее дыхание было взволнованно и сбито. То ли от ноющего пальца, что тукал, замотанный в бинт, толи от того, предстояло сделать влажную уборку и приготовить ужин за час до прихода отца, то ли от волнения, что брат увидит ее трепет во время песнопения Сережки, а не от встречи с родственником.

Тепло. Сергей сидел на подоконнике в черных шортах и смотрел на свои фотографии до армии: «Хм, тощий ты тут Серый, жуть! Ясно, что Ольга на тебя даже с полубока не смотрела, но ничего, теперь не устоит!» - он взглянул на себя в зеркало. В отражении на него смотрел молодой, здоровый, привлекательный и подтянутый молодой парень, с яркими синими и полными вдохновения глазами. Вид гордый и уверенный. Поодали стояла гитара. Подарок отца.

Смеркалось. В комнате стоял гул, девчонки сидели по двое-трое, парни в сторонке. Славка, герой опять бросал в воздух шутки, махал руками, что-то воображал из себя, стоя на диване! Светка Ермолаева, сестра Славки, тощая, как и два года назад, шерудила по кухне с пирогами и пивом. Бумчала на Валерку, что мать опять ее наругает за такие сборища, «стыд перед соседями» и «срам». Всеобщее чувство радости и молодой энергии царило вокруг.

- Валерон, привет! Ну с возвращением, друг! Как же я рад, что ты такой большой, сильный и умный вернулся. Наконец-то будем на рыбалку ходить, а то с Ермолаевым только по девкам бегать, да на гармони брямкать, надоел.
- Серый! Давай сюда, обниматься! Оппппа! Ну ты силен стал, Бродяга! Ого, какие банки отрастил! Не уж то у вас там прокачка такая серьезная была!?
- Да, ладно тебе, не такой уж и прокаченный я, кровь только бурлит с голодухи по девкам соскучился! И это. У меня разговор есть к тебе, серьезный. Но, позже. О систре твоей.
- Че, втюрился что ль?! Ну, потом поговорим еще, а ща песню лучше заряжай! Где твоя гитара? Про ромашки спой, уж очень ее любит, систр мой.

Валера похлопал Серегу по плечу и подтолкнул его прямо к креслу, где скромно сидела Оля, и прятала израненную руку за платком.
Короткая юбка, маленькие плечи. Светлые и пушистые кудряшки, большие голубые глаза, словно два океана, милый носик, невероятно легкая и смущенная улыбка. Острые коленки, такие милые и манящие. Голубой свитер, с аккуратными заплаточками на локтях, и белый шелковый шарфик на шее. Она сидела такая нежная и хрупкая в своей простоте, так хотелось прижать ее к себе и не отпускать. Никогда.
«Эх, если бы я только мог вернуться из армии на одну неделю раньше и не допустить этой трагедии, если бы я только мог, спасти ее от тирана отца!» - щемящая боль пронзала его грудь до слез и огромное желание, забрать эту девушку и не отпускать вовсе.

За неделю до возвращения, Сергея из армии. Оля, заступилась за мать, когда ее отец был в белой горячке. Долго раздавались крики по всему подъезду, пока тиран пытался урезонить непокорное дитя.
Прошло уже много лет, а мама до сих пор прячет и стесняется, того, что на указательном пальчике правой руки, только две фаланги из трех.
Ксения Богомолова
- Как же я не люблю, когда что то идёт не по плану, попали во все возможные пробки, опоздали на сеанс фильма..
- Значит так нужно было, значит для чего то нужно, что мы не в кино, а сидим в кафе и пьём кофе, - успокаивала меня подруга.

- Вау, смотри какой парень, он очень похож на какого-то актера,- воскликнула она.

- Хм, какой?
- Да, вон же, вон, смотри, он стоит, улыбается и смотрит на нас.
- И на какого же актёра он похож? - без энтузиазма буркнула я.
- По моему, он идёт к нам, - нотки радости прозвучали в голосе подруги.
Через полминуты он уже сидел за нашим столиком и стрелял остроумными шутками, стараясь развеселить меня.

Вот так, в тот день, он стал моим героем и спас от плохого занудного настроения.

Это было начало нашей красивой истории любви!)
Ольга Мухина
День не задался с самого утра...безмятежный сон варварски прервал будильник, который никак не хотел выключаться. В битве с этим предателем Маруся вышла победительницей, но уснуть уже не получилось, пришлось подниматься и нести себя в это морозное, ещё как и она непроснувшееся утро...
Путь ее лежал в паспортный стол...от одной этой мысли на неё накатывала вселенская тоска, но что делать..нужно было восстанавливать утерянный паспорт..
Это недружелюбное учреждение встретило ее не менее недружелюбной толпой у входа, переминающихся с ноги на ногу от холода таких же как и она страдальцев и ... лужей, спрятанной под тонким слоем льда...в которую она и угодила направляясь гордой походкой сквозь эту сонную толпу...
В эту секунду в ее белокурой головке увенчаной огромной мохнатой шапкой пронеслось миллион мыслей, но ни одну из них сложить в слова она не смогла...цензура) Так и стояла она на четвереньках в этой треклятой лужице и слушала как все вокруг только охают и ахают, -нет бы помочь подняться, подумалось ей..и в этот момент ее как раз кто то взял в охапку и со словами:-ну ты и растяпа! выволок ее на сушу.. Толпа и дальше охала и ахала, но девушку это уже не волновало, она смотрела в бездонные чёрные глаза своего спасителя, таких глаз она никогда ещё не встречала, -в такие глаза можно влюбиться..пронеслось в голове.
Над ухом раздался щелчок его пальцев, возвративший ее в реальность:
- я говорю ты не сильно ушиблась?
-нет нет- затараторила она и стала наспех отряхивать колени, через мгновение они уже делали это вдвоём.
-пойдём! -сказал незнакомец взял ее за руку и потащил в неизвестном направлении..а девушка не сопротивлялась, ей хотелось чтобы он так и держал ее за руку и никогда не отпускал..
Они добрались до первого попавшегося круглосуточного кафе быстрого питания и там заказав горячее какао с зефиром провели за разговорами весь день..
Это так странно когда за один день меняется не только настроение но и время года, эта парочка словно притянула к себе весну, со всеми вытекающими из неё последствиями...
Мария Суханова
В этот день все валилось с рук. Опоздала на поезд. Профессор проводил укоризненным взглядом. Да и сама лекция не хотела входить в голову. Все мысли были только о нем. Тот кто мучил ее уже больше года. Они расставались и встречались снова. Ненавидели, а потом страстно любили. Вот и сегодня было опять расставание. Она не знала, что будет дальше, но и порвать навсегда не могла. Слабость. Женская слабость.
Вот она села у окна в студенческой столовой. Медленно маленькими кусочками ела свой обед. Она не чувствовала вкуса. Ела на автомате. Она смотрела в сторону города и думала, что же будет дальше. Пока ее мысли не были прерваны.
Кто-то окликнул ее. На непонятном языке. На французском. Он улыбнулся открытой широкой улыбкой, показывая на свободное место около нее.
Как он посмел- подумала она. Сделав лицо еще более непроницаемое, она продолжила есть. Ног теперь мысли летали у нее совсем о другом…...
Елизавета Шлегель
Он стоял на лестничной клетке и курил. Сигареты отдавали чем-то мятным. Спасибо, что не тонкие.
- Будешь?
- Я не курю
- Никогда не пробовала?
- Пробовала, не понравилось

Три дня назад он переехал в наш дом. И вот его дверь заклинило, как в лучших традициях кино. Хорошо, что не голый и не в мыле.

- Инструменты в доме есть? - Зашел, осмотрелся - Уютненько. Только котов не люблю.

И все бы ничего, но на следующий день он пришел снова. За солью. Да так и остался.
Маргарита Москалева
Я иду по усыпанному снегом асфальту, вслушиваясь в приглушенный, почти неразличимый стук своих каблуков. Удивительно, как время года влияет на звуковую палитру нашего города. Весной и летом он ревет, кричит, оглушает своих жителей. А зимой... Зимой снег смягчает нашу шумную столицу, и она начинает говорит тише, иногда даже переходя на полушепот...
Стелла Балахнина
Она встала с постели и подошла к окну. Сегодняшнее утро подсказывало ей, что это должно неминуемо произойти сегодня. За окном шел долгожданный теплый дождь, осень вступала в свои права, за ночь деревья пожелтели, но новый наряд шел им даже больше. В который раз она похвалила себя за этот дом с садом, снятые ей на эти счастливые три месяца.
- Милый, я сделаю кофе и вернусь.
- Да, любовь моя, - послышался сонный голос их постели
Она достала кофеварку, трясущимися от волнения руками насыпала кофе поставила его на огонь. Дыхание сбивалось, сердце бешено колотилось. С подносом в руках она вошла в комнату. Он сидел на кровати уютно устроившись среди подушек, но увидев ее, понял, что что-то случилось.
- Дорогая, мои предчувствия меня не обманывают? Ты хочешь мне что-то сказать?
- Милый... кажется... нет, не кажется.. У нас будет ребенок! - выпалила она. И радость от собственной смелости заполнило ее сердце. - Я знаю, что ты сейчас скажешь. Что это неразумно, что у тебя жена в Париже, сын и дочь. Но эта жизнь внутри меня нужна мне.
Он молчал и смотрел, как медленно остывает кофе, как дождик превращается в ливень. Утро стало вдруг серым и неприветливым...
Анна Плотникова
- Добрый день, барышня. Могу составить тебе компанию?.. - чуть хрипловатый с утра низкий мужской голос прервал её грустную череду мыслей: о предстоящем возвращении домой, к холодным и непонятным отношениям с мужем, затянувшемся кризисе 5 лет и тоскливом желании расстаться.
- Ну привет, садись... - она медленно оторвала взгляд от снежинок за окном, танцующих не то сальсу, не то румбу под мелодичную негромкую песню, игравшую фоном в этой уютной маленькой кофейне. Она посмотрела в его синие глаза и отметила ухмылку ребёнка, который вот-вот откроет заветный подарок. Где-то она уже видела эти глаза.
- Я тоже люблю Наполеон. С детства. Моя бабушка мастерски его готовила.
- Да, здесь он особенно хорош.

Неловкая пауза от давно забытого навыка знакомиться с девушками проскользнула где-то между куплетом и припевом той самой мелодии.

И тут она вспомнила, что те самые глаза неделю назад смотрели на неё с обложки корпоративной газеты. Это вице-президент Банка, это точно он! Не очень верится, ведь на нем кашемировая водолазка и чёрные джинсы, а не деловой костюм, но зрительная память у Анжелики с детства очень хорошая.

Что же он делает здесь, в 1000 километрах от Москвы, в местной кофейне этим заснеженным утром?..
Или может мне это снится?

Он заметил как покраснели её щеки и заблестели глаза и испытал резкое желание прикоснуться к её губам.

Алексей сделал глоток ароматного американо, проглотив навязчивые желания, и оборвал паузу:
- Какие у тебя планы на сегодня?
Софья Гордиенко
Оля училась в университете на историческом. Она была высокой, тонкой и изящной девушкой, любившей изучать события из старины. Она работала на студенческом радио, приглашала на интервью серьезных дяденек и включала в эфире свою любимую музыку. Любила носить красивые платья и правильно сочетать цвета. Строго не больше двух в образе.

На радио всегда было людно и живо: студенты забегали на переменах, "свои" делились новостями и проводили "окна" между пар неизменно там.

Маша училась на географическом и тоже работала на радио. Она любила яркое и красиво выводила в блокноте свои ближайшие планы закругленными и добрыми буквами. У нее был друг с геологического - Максим - высоченный баскетболист. Они слушали одинаковую музыку и разделяли интерес к баскетболу.

И если бы зал баскетбола не находился в одном крыле с радио, возможно, я бы не узнала, как красивы гортензии. Из этих голубых цветов был составлен Олин свадебный букет. А Максим был в голубом костюме. Строго в цвет.
Альфия Галина
Она сидела в кафе, не замечая никого вокруг. Что-то записывала в блокнот и мечтательно смотрела в окно. Наблюдала, как необычно крупные мягкие снежинки медленно летели вниз, и чему-то улыбалась.

Надо столько успеть, закончить дела к новому году. Но так не хочется торопиться сегодня. Вдыхая аромат оливковой булочки, она ощущала тягучесть времени. Все вокруг замедлялось, давая возможность наслаждаться моментом, не анализировать и не строить планы.

«Хочу какао» - подумала она и стала глазами искать официанта. И только сейчас заметила мужчину, которого часто здесь видела. Он смущенно отвел взгляд.

Они встречались десятки раз, но не были знакомы. Каждый раз ей приятно было замечать его внимание, она представляла, о чем они могли бы поговорить. Но никто не делал этот шаг, они даже не улыбнулись друг другу ни разу.

Он сидел за соседним столиком. И теперь, зная это, вернуться к своим мыслям у нее не получалось.

«Хватит витать в облаках» - одернула она себя, взяла ручку и стала записывать дела на сегодня. «Ручка не пишет. Новая же». Она посмотрела в сумке и не нашла ни одной. «Быть такого не может, куда все делись?».

- Девушка, - позвала она официантку, - можно у вас ручку попросить?

- Возьмите мою, - мужчина за соседним столиком протянул свою ручку. И улыбнулся.

Случайности не случайны;)
Елена Карпушина
Август. Последний месяц лета. Когда слышишь слово август, в голове невольно всплывают слова ностальгия, сожаление, печаль..Этот месяц заставляет задуматься о прошедшем лете, о своей жизни.Природа понемногу теряет свои яркие краски, уже падают первые листья и чувствуется дыхание осени.В это время все стараются насладиться последними теплыми деньками, наполниться ими, чтобы хватило на дождливую осень и зиму.Когда я думаю об августе, мне вспоминается, как, будучи детьми, на даче августовскими вечерами мы играли в догонялки и пугали друг друга. Помню это ощущение: на улице уже сумерки, я бегу от кого-то неведомого и вдруг меня догоняет кто-то из друзей и громко кричит...ужас, только представлю.... А после посиделки на кухне с чаем с мамой и бабушкой. Такие вот теплые воспоминания об августе.
Тея Столицына
Июнь. Клонится к вечеру закат, и ты снова мальчишка с ссадинами на коленке, торопишься жить, зная, что все лето еще впереди. Вся жизнь еще впереди. Мы до сих пор остались такими же - с теплыми июньскими надеждами, с первыми летними поцелуями, последними школьными выпускными. Как здорово бежать навстречу миру, навстречу новому дню! Встаешь с первыми лучами и знаешь, что день будет волшебным: таких еще не было в мае, когда мама заставляла учить уроки, таких не будет и в июле - к чудесам лета человек привыкает, первые теплые дни лета уже вызовут привыкание... В июне хорошо. Это месяц, когда все впереди и жить так отчаянно хочется.
Юлия Винокурова
О себе

Я собрана из разных кусочков. Мой отрез ткани собрал в себя принты из разных стран, веков и моих личных событий.

Вот кусок джинсы. Он напоминает мне о нашей джинсовой свадьбе. Мое джинсовое платье - это мечта и чудо даже в невыносимую жару того года.

Вот благородный бархат. Его пиджак на нашей свадьбе в сочетании с джинсой. А еще бархат, покрытый пылью времен, немного потертый, который приятно гладить и вдыхать ароматы прожитых историй.

Вот лён. Его открытое дыхание сопровождает меня по жизни. Его легкость кружит в танце. Его помятость, как морщинки на лице, рождает улыбку и пробуждает воспоминания.

Там есть еще этнические принты с оттенками оранжевого, желтого, оливы и бирюзы.
А рядом с ними мудрый серый хлопок.

Швы между ними попадаются разные. То ровная строчка с выверенными стежками, то кривая переходящая из волны в зигзаг. А некоторые куски и вовсе прикреплены на спех иголочкой с белоснежной бусиной на конце.

Вся моя жизнь как этот отрез ткани - сплошная эклектика.


Анюта Антонова
Помню свои восемь лет, когда я всё чаще стала засматриваться на родительскую библиотеку. Любопытство обуревало меня. Первой жертвой был роман "Анжелика" французских писателей Анн и Серж Голон. Эта история про неукротимую, отважную, красивую с первых страниц поглотила меня. Главы не хотели заканчиваться, дневной свет плавно перетекал в свет от электрического фонарика, спрятанного под одеялом. Я засыпала на час, чтобы потом встать в четыре утра. Мама что-то начала подозревать и прятала от меня книжки. Я их находила и продолжала читать. Потом были Дюма, Джек Лондон, Майн Рид, Сабатини.. Но я до сих пор с нежностью вспоминаю свой первый французский роман, который открыл для меня двери в мир отважных героев и захватывающих приключений.
Ольга Li
В трудную минуту, когда тяжело и кажется, что нет пождержки, ко мне неизменно приходит образ маленькой деревни в уральской глуши, в которой жила моя бабушка. Там была совсем старая деревянная изба, в которой их семья жила еще до революции. Я вижу, как солнце подсвечивает поднимающуюся на дороге желтую пыль. Как в мелкой реке сверкают серебристые спинки рыб. Как на каменных склонах растет богородская трава и качается полынь, лаская щеки теплым горьким ветром. Как внезапная гроза охлаждает знойный полдень, и умытый, будто заново рожденный, луг блестит на солнце. Я делаю вдох и чувствую всю подаренную мне тогда любовь и одновременно грусть от того, что туда невозможно вернуться.
Евгения Затицкая
По утрам я ездила на велике брата за молоком. Зелёный Орленок, великоватый для меня. Чтобы взгромоздиться, я наклоняла его и высоко задирала правую ногу. Зато на раме можно возить сестрёнку, для которой я и покупала молоко.

Ларёк называли стекляшкой за большие окна, закрытые щитами в нерабочее время. Утренняя очередь была всегда. Велосипед приходилось бросать у забора, и я переживала, если не видела его за людьми.

В солнечную погоду стоять обиднее всего. Хорошо, если кто-то захватил переносной радиоприёмник. В черном кожаном чехле с дырочками для звука, его брали с собой и на пляж и в очередь.

У молока серебряная крышечка, у кефира зелёная, у ацидофилина фиолетовая. Ряженка рыжая, простокваша розовая. Цветная фольга интереснее, но покупала я только кефир и молоко. Потом складывала бутылки в темно-красную плетеную авоську и ехала обратно. Как девица с коромыслом — чтоб без единого позвякивания.

Однажды я загуляла с друзьями и приехала поздно, все закончилось. Я объездила все магазинчики Репино, сгоняла даже в Солнечное, но — увы. Люся не засыпала без кефирной дудони, бабушка ругалась. А я, ну а что я? Мне всего 9 лет.
Екатерина Жукова
Место детской свободы и раздолья, радостных и дорогих сердцу воспоминаний, место необыкновенной жизни, которую уже никогда не вернуть - бабушкина дача. Тогда для меня, 6-7 летней девочки, дача была огромным волшебным царством. Раскидистые яблони, огромные вишневые и черешневые деревья служили мне тайными местами: бывало заберёшься на самый верх черешни, сидишь там себе тихонечко - мясистую чёрную черешенку прямо за обе щеки закладываешь, а бабушка, милая добрая бабушка, ищет - зовёт. Сидишь и радуешься своей детской хитрости, а она мудрая была - делает вид, что меня не замечает... Бабушка... А по вечерам заварит свежесорванные душистые листья мяты кипятком - и лучше чая я до сих пор не пробовала! А как убегу в поле-раздолье гулять, доберусь до волшебной поляны с тремя берёзами, и там уж фантазия развернётся вовсю! И ничего, что теперь мне, взрослой женщине, 4 сотки уже не кажутся огромными, что теперь черешню рукой достать можно, да и не зреет она уже, а поляну ту застроили домами... Тогда это было волшебно! Тогда была бабушка... И это навсегда останется со мной в моей памяти!
Екатерина Денисова
Made on
Tilda